Previous Entry Share Next Entry
Кармический Ямал
маяк
olesya_narval
Собаки бывают умные, бестолковые, адекватные, агрессивные, благоразумные, трусливые. А еще есть маламут Ямал, который вне системы. Я вспоминаю об этом толстом пушистом перце так, будто это человек.



Познакомились мы с ним где-то на Кольском полуострове. Рано утром Ямал ввалился в палатку, где я спала, открыв мордой молнию, сплясал на спальнике и облизал мне физиономию, не забывая транслировать: как классно, что я вас нашел! Его шуба мокрая и в песке – валялся где-то. Песок щедро сыпался на мой спальник. На Ямале была кожаная обвязка, обвешанная пластиковыми бутылочками с крупой. Следом пришел его хозяин, сопровождаемый истошным бряканьем привязанных к рюкзаку консервных банок. Банки нужны были, чтобы распугивать кольских медведей, потому что Ямал не лает, только бубнит себе под нос, и медведи его не боятся.


Знакомство с Ямалом

Потом, правда, оказалось, что лаять он умеет. Просто на медведей – не видит смысла.
Через несколько лет, в 2015, Ямал приехал вместе с хозяином к нам на Белое море в качестве участника путешествия. Его выдернули от бабушки, где он питался курогрудями, и посадили на диету, поэтому Ямал был недоволен. Чего греха таить, похудеть ему правда не мешало, потому что он толстый.

Но Ямал, будучи сибаритом, на диету не сел. Он узнал расписание столовой в соседнем дайв-центре и ходил побираться туда. Неоднократно был замечен в соседних коттеджах и на деревенском причале, где туристы делают шашлык. Ему никто обычно не может отказать (кроме главного циника команды Митяя), потому что Ямал – воплощенная пушистая няшка, при виде его все девушки, включая меня, и даже суровые мужчины впадают в восторженный маразм.
Ямал хорошо знает о том, как он действует на людей и всячески культивирует свою няшность. Хотя он большой и, честно говоря, довольно пахучий, его все равно хочется трепать и тискать. Он не возражает, если сытый, переворачивается на спину и транслирует: а теперь чешите меня, рабы!


Плевать он хотел на сборку катамаранов

Ямал равнодушен к сыроедению, подтверждая эволюционную теорию, согласно которой развитие мозга требует употребления термически обработанной калорийной пищи. Больше всего он любит все вредное – горячие жирные плюшки, чипсы, мучное и жареное. Когда на костре жарятся плюшки, он активно следит за процессом, поет песни – всем и каждому по отдельности, укает, обольщает всех по очереди и даже лает. Просто, будучи умным, лает он по делу, а не на каких-то там медведей.



Вот на эту экзекуцию Ямал согласился за три плюшки:


С самого начала он решил, что будет жить в нашем экспедиционном чуме, так как там сухо и тепло.
Входная молния чума, как вообще любая молния, проблемы для него никогда не составляла.

Обычно собаки в чум боятся заходить, но этот шаблон Ямал тоже порвал. Он свил себе два гнезда на кучах хвороста, откуда удобнее всего было наблюдать за едой, и оставил везде клочки шерсти. Мы хотели его выгнать, но не смогли.
Дыма Ямал не боялся. Картина, после дождя: сырые дрова не горят, но из чума валит дым, слышно хихиканье Митяя. Открываю входную молнию: плотные клубы поднимаются с самой земли, как в скунс-камере из моего детства, весь внутренний объем задымлен, Ямал лежит в углу мутным мохнатым клубком. Митяя я не вижу, он окутан дымом, как джинн. Открываю чум проветриваться, ну невозможно там находиться.

- Ааааа, ты все испортила! – продолжая хихикать, кричит мне из серой пелены Митяй. - Я его выкуривал! Я его почти выкурил! Он уже чихал! Он вертелся! Еще бы чуть-чуть…

Не знаю. Вопрос – кто из них двоих более дымостойкий, остался открытым. После проветривания Ямал снова стал недвижимостью.



К другим собакам Ямал равнодушен. Когда залетная овчарка схватила дрын и стала с ним бегать по лагерю, сшибая все, он от удивления сел на свой короткий пушистый хвост и, кажется, наделал про себя выводов по поводу овчарки и бесперспективности дальнейшего общения.

Поскольку наш катамаран почти всегда стартовал с небольшой глубины на расстоянии от береговой линии, а высота борта – около метра, запрыгнуть на него самостоятельно тучный и неспортивный Ямал не мог. Потом правда научился. Но поначалу хозяин тащил его на плечах, как барашка, или поперек пуза, как огромного кота. Все это происходило в прибое, среди кипящих волн. Надо было видеть счастливое и величественное выражение широкой няшной маламутской морды, пока он ехал на своем хозяине, сменившееся разочарованием («ну хозяин, ну как же так!»), когда в процессе перегрузки на палубу шерстяная ямальская задница соскользнула вниз и приняла на себя ведро холодной беломорской воды от налетевшей волны.

В каждом месте, куда мы причаливали, хозяин Ямала первым делом обегал окрестности и просил туристов, если таковые имелись в пешей доступности, не кормить собаку, потому что собака на диете. Ямал, хоть и толстый, часто успевал первым.



«Ой, а мы ему уже курочку дали» - призналась милая женщина из соседней бухточки на острове Избная Луда. Этот остров понравился Ямалу больше всех. Пока там были, он излучал радость жизни и готовность мириться с парусным туризмом.
А остров с небеломорским названием Магеллан Ямалу наоборот не понравился. Там мы стояли долго, так как снимали видео. Каждое утро Ямал приходил на катамаран, сам залазил на него и занимал свое место на палубе, телепатируя: Везите меня отсюда! Понял, что не помогает. Со скуки пошел в лес, нашел какашки (человеческие, а как же) и извалялся в них. Пришел к костру вонючий, с коричневой коркой на шее. «Чтобы отбить запах, он мышей ловит», - сказал хозяин. Ямал – страшный охотник. Ни разу правда не видела, чтобы он кого-то поймал. Как-то спугнул зайца, проследил за ним взглядом и задумался. Все правильно, он же не сыроед.

Не всегда жизнь Ямала была безоблачна. После того, как он извалялся в какашках, экипаж решил его помыть. «Котики, морские котики!» - донеслось из маленькой лодки над заливом вместе с веселым смехом Митяя и хозяина Ямала. Потом раздался громкий плеск: Ямала выкинули за борт. «Отгребай быстрее, а то обратно вылезет. Греби, греби, догоняет!». Поняв, что лодку ему не догнать, Ямал поплыл на берег. Вылез рядом с костром, чистый, мокрый и грустный, свернулся клубком и до вечера ни с кем не разговаривал.

В целом путешествие на катамаране Ямалу не понравилось, хотя вел он себя очень хорошо.
Только раз сточил печеньки, но мы сами его спровоцировали: не закрыли контейнер на ночь, хотя знали о его слабости к мучному.



Прибыв на финиш, Ямал сразу же залез в хозяйскую машину на переднее сиденье, раскорячился там и зарычал: «Везите меня к бабушке!». Все сборы просидел, не вылезая. Но мы все понимаем и не обижаемся. Надеюсь, Ямал без приключений добрался до бабушки и восстановил свое благополучие после всех злоключений морской жизни.

Хозяин Ямала знает толк в страданиях. Мне кажется, Ямал был послан ему свыше, чтобы показать его мятущейся душе, как прекрасна жизнь и как хорошо можно жить в этом мире. В каких-то своих прошлых жизнях в бездне веков этот пес постиг просветления, с тех пор он – самое счастливое, умиротворенное и мудрое существо на земле. Он не спешит, не злится и не нервничает, он знает, что не нужно критиковать и анализировать окружающих. Нужно просто быть большим, добрым и смешным – и все они, даже циничный Митяй, будут любить тебя и делиться с тобой своей курицей.

В каждом из нас есть что-то доброе и пушистое. Берегите своего внутреннего Ямала.

  • 1
Олеся, твой писательский талант меня просто поражает! Впрочем, как и остальные таланты тоже :)

Да, я всю жизнь в поиске своего внутреннего Ямала

А он живет внутри тебя и радуется ))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account