?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Тайга, лыжи, туристы. В пещере Лысан ч. 2
маяк
olesya_narval
День наверное пятый или шестой. Пещера Лысан

- Почему летом в пещеры не ходишь?
- Там холодно, всего лишь +4
- А зимой?
- Зимой тепло. Целых +4. (спелеофольклор)


Грот пещеры понравился. Толстый прозрачный лед, в нем замурованы пузыри. В глубине лед резко обрывается. Дальше течет подземная река, своды пещеры сужаются и исчезают в темноте, в конце ледяного слипа высятся, как перила, толстенькие круглые сосульки-сталагмиты метровой высоты (или сталактиты? в общем, торчат от пола вверх).



Начало здесь

Вчерашние антипожарные дрова показали нам зачатки зеленых почек. Заготовили более сухих в лесу про запас – чтобы разжечь печку сразу же, как только вернемся с пещеры.

Собираемся вниз. Натаха водружает на голову настоящий шахтерский фонарь, укомплектованный огромным аккумулятором, висящим на поясе. Ее глаза горят. Меня терзают смутные сомнения, но желание погреться оказалось сильнее разума.

Заниматься спелеологией мы планировали на маленькой резиновой лодочке, которую принес в рюкзаке Тема Палыч. Лодочка смерзлась и встала колом. Размораживали и разгибали ее над костром. Еще помню, что грести нужно было микровеслами, напоминающими ракетки для настольного тенниса.



Пещера изнутри состояла из реки и нескольких островков, на которые Тема Палыч перевозил нас по очереди. От островка полезли в боковой ход. Ход быстро закончился узкой слепой кишкой, мы набились в нее, как в спальник-конверт, посмеялись и полезли обратно. Не то чтобы жарко, но, действительно, погрелись.



В аккурат на дальнем острове наше плавсредство начало разрушаться. Сказалось экстремальное размораживание. Сначала стало отрываться дно, потом пошли пузырями швы надувных элементов. За один рейс судно могло перевозить всего двух человек. Соответственно, перевозка всех нас с одного острова на другой требовала от шкипера Темы Палыча четырех рейсов туда-обратно. Он намок первым. А островов было то ли два, то ли три.

Тема Палыч: Лодка сразу при спуске на воду текла, и в процессе переправы, когда лодка наполнялась водой, я говорил девушкам: можешь приподниматься, чтобы не мокнуть, остойчивость у нас теперь обалденная (с)



Дальнейшее казалось сном.

Итак, возвращаемся в лагерь. Собрались на ближнем к выходу острове, впереди устье реки и наш ледяной грот с палаткой. Дно лодки уже не держалось: она превратилась в дряблый быстро сдувающийся спасательный круг. В нашем гроте по-прежнему было -20, только мы все – мокрые, как команда Кошурникова, а палатка – нетопленная и холодная. Первой отправили на базу Петровну. Ее задача была самой сложной: не успев замерзнуть, переодеться и растопить печку.

Вторая пошла, третья… Моя очередь. Тема Палыч подплывает, из воды торчит только его голова с усами, он похож на веселого моржа. Лодка вялой клизьмой колышется на поверхности. Прячу пленку из фотоаппарата в шапку, в надежде что хоть голова не намокнет. Ложимся поперек клизьмы в воду, ватерлиния сразу же подступает к горлу. Я понимаю, что моя одежда не была мокрой до этого момента, она была просто не очень сухой. Также я понимаю, что холодно мне до сих пор тоже не было. А грелись мы до того, как попали в пещеру. Просто не понимали своего счастья.
Плывем вдоль левого свода пещеры наружу, к солнцу и -20. Я толкаюсь от скалы рукой, Тема Палыч подгребает ракеткой.

Справа в темноте ревет сифон – подводная воронка.
- Сифон, - говорю я. – Что-то как-то мокро.
- Ничего, Леся, скоро это все закончится, - говорит Тема Палыч.
- Добрый ты.

Во время этого небольшого плавания мое ограниченное сознание расширилось до размеров вселенной и мне открылось, как велико и безгранично мироздание и сколь ничтожны и бессмысленны мои беды, мои мокрые штаны и -20 снаружи.

А потом мы подплыли к ледяной корке со сталагмитами, я подобно пингвину выкатилась мокрым пузом на лед (вставать на ноги сразу нельзя – он в глубине пещеры тонкий и можно провалиться). Сознание щелчком схлопнулось обратно до размеров моей мокрой холодной тушки, с усмешкой бросив вслед случайную мудрость: как бы ни было тебе плохо, всегда может быть хуже.

Окрыленная этой нехитрой мыслью, я помчалась к родной любимой дымной палатке, на ходу срывая с себя мокрые спелеошмотки и бросая их прямо на лед, в кучу таких же спелеошмоток, уже подернувшихся тонкой корочкой. Гретьсяяяя!!!!!

В палатке было прекрасно: дымно и тепло. Великая и могучая Петровна растопила печку. «Плакала, но кроме меня некому было» - гордо рассказывает она, сидя в кругу мокрых, взъерошенных, но уже переодевшихся в сухое девушек.
Тема Палыч достал откуда-то пластиковую бутылочку с водкой. «По писярику», - авторитетно объявила Петровна. Помню, что водка была вязкая и тягучая, как сироп, противная на вкус и особого действия на меня не оказала.
Вспоминали опять Леху. Сочувствовали ему – пропустил такое приключение! Той зимой он, должно быть, много икал.

Следующее утро в пещере
Вчера, переодеваясь в сухое, я сменила все, кроме тонких подштанников. Решила, что за ночь да в спальнике они высохнут.

Встаю утром – как-то неудобно ходить. Жестко. А потому что подштанники замерзли прямо на моей живой заднице. Ты было право, дорогое мироздание: правил больше нет, все мои представления о том, как можно и как нельзя – полная чушь, и только мне решать, замерзну я в этой снежной тайге или нет.

Весь день сушимся и подсчитываем потери. Валим в лесу «мамонтов» - толстые сушины, делаем огромный костер.


С мокрыми вещами, которые мы вчера метали на дно пещеры, возникла проблема – за ночь они настолько вмерзли, что просто так не отковыривались. Петровна, одержимая желанием отделить от ландшафта свои волосатые штаны, поливала их кипятком и в итоге вернула их себе, правда изрядно потрепанные. Я пыталась спасти ветровку: тоже поливала ее кипятком, отбивала веслом. Погнула весло, кажется. Ветровку так и не оторвала. Вырезала из кармана фотоаппарат и забила. Тогда было все равно, потом стало очень жалко: это была хорошая утепленная мембранная куртка. Выжил ли фотоаппарат, не помню, наверное нет.

Натаха: Лодка примерзла в Лысане намертво...
В Лысане спальник подмокал от дыры в полу и Тема во сне отодвигался от сырости и к утру с его края в спальнике было полметра свободного места, а Петровна как собачонка спала в спальнике в ногах.

Мы удивлялись, откуда вода, а когда снимали палатку, то при отдирании полиэтилена из протаявшей под печкой дырки хлынул фонтан воды (с)

Лед, на котором стояла палатка, растаял, под печкой образовалась прорубь, печка не провалилась только благодаря дну палатки. Монструозный ватный спальник-конверт намок снизу. Поскольку он жил в моем рюкзаке, я весь день его сушила. Вернуть ему сухость я не надеялась, но хотя бы мягкость – чтобы можно было засунуть в рюкзак. А так он на морозе встал колом. Прямоугольным таким, размером 2х1.5 метра, наверное. Транспортируй как хочешь.

Практически французы в Москве 1812 г.

Открыли торжественную банку сгущенки, передаем по кругу. Петровна преступно задержалась, облизывая ложку, вызвав неудовольствие следующей в очереди меня. Я тянусь за банкой, Петровна не спешит передавать, молча жрет. Потом замычала, отпустила руку, и стальная ложка повисла у нее на языке. Я видела такое впервые. Наш руковод не экстрасенс, просто ложка примерзла. Петровне дали чаю в кружке, она разделила ложку и язык и снова приобрела способность громко орать.

В тот день было наверное не -20, а холоднее.
Условно подсохнув, двинулись дальше. Пошел обратный отсчет: элементы спелео закончились, мы шли на станцию.
Продолжение следует..


  • 1
Не знаю, так ли весело было в походе, но читать очень смешно.

Смешно бывало и по месту ))) но в ретроспективе правда смешнее

  • 1